Памятный знак на месте деревни Ракопежи

Памятный знак на месте деревни Ракопежи
Памятный знак на месте деревни Ракопежи был открыт 8 мая 2016 года. Этой финской деревне, которая давным-давно стала частью Соснового Бора, более трехсот лет. Она совершенно точно уже была на картах 345 лет назад – именно тогда шведские исследователи подробнейшим образом описали Ингерманландию, отошедшую под шведскую корону по Столбовскому миру. Однако есть данные, позволяющие считать, что деревня Ракопежи существовала задолго до этого – она может быть старше как минимум на двести лет, но письменных источников, позволяющих с уверенностью утверждать, кто здесь жил до того, как в Ингерманландию переселились финны, пока не нашли.

Финны же приехали в наши края в семнадцатом столетии, когда в других областях Финляндии, не имевшей тогда собственной государственности, был страшный неурожай и вызванный им голод. Шведский король Густав II Адольф позволил своим пострадавшим от неурожая подданным переселиться в благодатные края на Южном берегу Финского залива, где жили родственные финнам народы – водь и ижора. В разные эпохи тот и другой народы составляли большинство. Во времена Новгородской республики это была Водская пятина, при шведах и сразу после Северной войны – Ингерманландия, то есть Земля ижор.

Финны охотно перебирались в эти места, занимались преимущественно рыбной ловлей и другими промыслами, животноводством, ремеслами. После Северной войны ингерманландские финны не изъявили особого желания перебираться обратно. Петр Первый отличался веротерпимостью, к лютеранам относился хорошо, поэтому гонений по религиозному признаку не было ни при нем, ни при следующих российских правителях. Местные финны сохраняли верность лютеранской христианской конфессии – в отличие от вожан и ижор, принявших православие задолго до Столбовского мира.

После Северной войны деревня много раз меняла владельцев. Меншиков, Разумовский, бароны Герарды, Зиновьевы – всех и не перечесть.

После отмены крепостного права многие жители деревни подались на заработки в Петербург, другие – продолжали заниматься промыслами. В начале двадцатого века здесь уже было стекольное производство. Кроме того, жители деревни работали на строительстве железной дороги, а затем и на самой дороге.

После революции все изменилось. Железная дорога никуда не делась, на ней по-прежнему нужны были работники, и многие из тех, кто обслуживал этот участок магистрали, равно как и станции Калище и Воронка, жили именно в Ракопежах. Стекольные заводы в это время перестали существовать. Зато образовался колхоз под названием «Комсомолец». Одним из инициаторов его создания и первым председателем был Александр Андреевич Риехакайнен.

Во время войны деревня Ракопежи оказалась на территории Ораниенбаумского плацдарма, о чем напоминают несколько воинских захоронений, находящихся на территории Ракопежей или в непосредственной близости. Фактически это была прифронтовая полоса. Почти все жители были эвакуированы – они отправились в Сибирь, в Красноярский край. В отличие от других эвакуированных, финны и представители некоторых других национальностей считались спецпереселенцами. После окончания войны не всем разрешали вернуться в родные места. Тем же, кому позволили это сделать, возвращаться было зачастую просто некуда. Так произошло и с жителями Ракопежей – от деревни остался один-единственный дом. Так что та деревня, которую мы видим сейчас – это уже совсем другие Ракопежи, заново отстроенные после войны.

Сосновому Бору эта деревня была передана в 1974 году – до этого она была в Ломоносовском районе. Фактически Ракопежи стали городским кварталом, хотя и с малоэтажной застройкой, и с не очень приятным соседством свалки и промзоны.

Но и эта территория благоустраивается. Первой ласточкой как раз и стал камень, установленный по предложению Владимира Риехакайнена. Потом поставили скамейку и урну. Так что теперь это уютный уголок, своего рода «точка роста».
Ирина Полякова для Сосновоборского городского музея
---